Воздвижение Креста

Воздвижение Креста

Около 1600 года. Обонежье

58,5 × 46,7 × 3,0. Дерево (ель), доска цельная, одна врезная односторонняя шпонка, ковчег, паволока (?), левкас, темпера.

Происхождение не установлено. Приобретена для музея в 2008 г. в Serafim Dritsoulas Gallery (Мюнхен, Германия). Инв. № ЧМ-409.

Раскрыта до поступления в музей, видимо в Германии. Сведения о реставрации отсутствуют.

Доска опилена по нижнему (?) торцу (первоначально была двурядной). Вставки тонированного реставрационного левкаса на верхнем и нижнем полях, сколы грунта по краям доски, местами недовыбранная потемневшая олифа. Авторская живопись полей и фона счищена (первоначально были золотыми), красочный слой потерт. На левом торце – значительный отщеп древесины.

Судя по размерам и опиленной нижней части доски (где была фигура деисусного чина), икона входила в праздничный ряд двурядного иконостаса, тип которого получил широкое распространение в XVII в. по всей России, но особенно в северных землях. Обычай включения икон «Воздвижение Креста» в праздничные ряды иконостаса фиксируется с начала XVI столетия; тогда же они были расширены за счет сцен, связанных с обретением и прославлением важнейших христианских реликвий. Поскольку главное экклесиологическое содержание композиции «Воздвижения» – торжество Церкви Христовой на земле, сцена часто завершала праздничный чин, как естественная кульминация новозаветных событий.

Один из древнейших двунадесятых праздников – Воздвижение Креста Господня (14/27 сентября) – был установлен в память об обретении в 326 г. царицей Еленой реликвии Честного Креста – орудия казни Спасителя. Согласно древним свидетельствам, обнаруженная на Голгофе святыня привлекла множество народа, поэтому иерусалимский патриарх Макарий (313–333), при котором свершилось чудо, был вынужден встать на возвышенном месте и, подняв над головой Истинное Древо, последовательно являть его (воздвигать) на все стороны, чтобы все пришедшие могли лицезреть святыню. Это действие и легло в основу церковного обряда воздвижения omega constellation replica watches креста, вскоре установленного повсеместно. С 335 г., когда на месте страданий Христа было торжественно совершено освящение храма Воскресения Христова, праздник Воздвижения Креста перенесен на следующий день – 14 сентября.

Для иконы избран наиболее краткий и лаконичный иконографический вариант сцены, который сформировался на Руси не позднее XV в. На фоне трехкупольного Иерусалимского храма изображен лишь сам патриарх Макарий, возвышающийся в полиставрии на трехступенчатой солее и держащий в высоко поднятых над головой руках киноварный крест, а также поддерживающие его под локти два симметрично расположенных по сторонам диакона. Чуть ниже, под сенью орнаментированных кивориев или килевидных проемов храма, размещены царица Елена и царь Константин, одинаково воздевшие руки в молении. Строгая симметричность сцены и сокращенное до минимума число изображенных превращает икону в лаконичную схему, не следующую ни многоликой литургической композиции, известной по новгородской таблетке Софийского собора конца XV в. (от которой сохраняются здесь лишь фигуры диаконов), ни подробной исторической сцене, совмещающей как сам момент Воздвижения Креста, так и эпизоды обретения реликвии Древа, как на праздничной иконе из иконостаса церкви погоста Лядины близ Каргополя. Об этом событии (как и об истории установления праздника) напоминают лишь его очевидцы и современники, царь Константин и святая Елена, размещенные здесь необычно – по сторонам от патриарха, зеркально.

Размеренная уравновешенная композиция с неторопливым, словно замершим действом; характер распластанной по плоскости архитектуры с парящими на ее фоне силуэтами непомерно удлиненных фигур, застывших в симметричных позах; одинаковые жесты уменьшенных в размерах рук и голов позволяют думать о создании иконы в одном из северных центров, испытавших влияние среднерусской культуры. Об этом говорит и мягко написанное личнóе письмо с благодушным выражением образов, и неброский, приглушенный колорит, построенный на сочетании неярких «земных» красок - зеленых, красно-коричневых, оранжево-розовых земель и охры, оживленных мелким точечным орнаментом из «жемчугов» и «камней», положенных на золотой двойник узких полос каймы на одеждах. Все эти особенности, включая характер обработки еловой доски, скромный белильный орнамент на архитектуре и подробно исполненные надписи с витиеватыми буквицами, и особенно колористический строй образа позволяют предполагать, что он создавался в одном из иконописных центров Обонежья: в Подпорожье или южных районах Архангельской области, где нередко встречаются памятники близкой стилистики. Сохранение классической основы композиции и особенности пропорционального строя памятника, сохраняющего традиции искусства годуновского времени, предполагают написание иконы на рубеже XVI–XVII столетий.

Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку cookies. Согласен